• No results found

И СИСТЕМОПРЕОБРАЗУЮЩАЯ РОЛЬ КАПИТАЛА С ТАТЬЯ ТРЕТЬЯ

многозвенного стоимостно-ценового механизма при последовательном движении товарного капитала от производства к рынку, бытовому и производственно- му потреблению. Получаемые же производителями деньги делятся на прибыль и на возмещение издер- жек производства. Особая роль при этом принадле- жит механизму ценообразования, который через ди- намику цен на рынке выполняет три основные функ- ции — ориентира для потребителей и бытовых това- ров, средств производства, спонтанного регулятора взаимодействия структур производства и потребле- ния, а также ограничителя спекулятивного самовоз- растания стоимости локальных капиталов.

Высшей составляющей субстанции капитала так- же присуща группа специфических противоречий — между стоимостью и ценой производства, издержка- ми производства и прибавочной стоимостью, между товарным капиталом и необходимостью его превраще- ния в денежный, между различными метаморфозами промежуточных форм капитала в ходе его кругообо- рота и оборота и т.п. Весь комплекс этих специфичес- ких противоречий высшей составляющей разрешается только после реализации товарного капитала, которая осуществляется в результате разрешения противоречий, присущих стоимостной составляющей субстанции ка- питала. Воспроизводство капитала возможно только при синхронизации разрешения этих двух групп противо- речий, присущих обеим составляющим субстанции капитала. Расширенный его тип включает самовозрас- тание стоимости локальных капиталов и получение при- были с последующей капитализацией ее.

Каждая из рассмотренных групп противоречий образует стороны основного сложного структуриро- ванного противоречия между двумя составными суб- станциями капитала, каждой из которых присущи про- тивоположные тенденции. Для стоимостной состав- ляющей характерна тенденция к эквивалентности то- варно-денежного обмена, для высшей составляющей

— тенденция к безграничному самовозрастанию сто- имости за счет отхода от эквивалентности обменных операций, от стоимости и капиталистической конку- рентной ее формы — цены производства.

По мере своего ускоренного циклического само- развития капитал образует растущее многообразия сво- их форм. В публикациях они рассматриваются в раз- личных классификациях. Над всеми этими формами

все сильнее доминирует мировой финансовый капи- тал, динамически синтезирующий локальные его ком- поненты, функционирующие в экономиках всех стран.

Он играет решающую роль в радикальном преобразо- вании не только структуры экономик всех стран, вклю- чении их в складывающуюся сложную противоречи- вую структурированную систему глобализации миро- вой экономики, но и в ускоренном преобразовании практически всех основных социальных структур боль- шинства стран и мирового сообщества. Все это опре- деляет необходимость сосредоточить внимание на рас- крытии особенностей субстанции, свойств и системоп- реобразующей роли мирового финансового капитала.

Финансовый капитал разделен на две взаимодей- ствующие и взаимоперетекающие друг в друга части — производительную, функционирующую преимуществен- но в производственном секторе мировой и локальных экономик, и спекулятивную, функционирующую в бо- лее прибыльном и быстрее растущем финансовом сек- торе этих экономик, а также на соответствующих этим секторам рынках. Противоречие между этими взаимо- действующими и взаимоперетекающимичастями — формами мирового финансового капитала, все большее обособление их субстанций и импульсируемое этими взаимодействием обостряющееся противоречие между производственным и финансовом секторами мировой экономики и образует основное противоречие ее глоба- лизации. Исторически оно развернулось на основе дли- тельного протекания процессов дискретных разрешений рассмотренного выше основного противоречия между составными субстанций всего неисчислимого множе- ства локальных капиталов, каскадов их микробифурка- ций и ряда макробифуркаций экономик ведущих стран мира. Подробнее конструктивная роль разрешений этих двух основных противоречий микро- и мегауровней мировой экономики рассматривается при обосновании фундаментальной причины экономических кризисов и диагноза хронической болезни мировой финансовой системы глобализованной экономики в третьем и чет- вертом номерах этого журнала за 2009 г. Здесь же со- средоточим внимание на раскрытии основных свойств капитала вообще и производительной формы мирового финансового капитала в особенности, а также его роли как самого мощного социального автокатализатора си- стем-опреобразования и самого капитала, и общества, а в конечном счете, и социальной материи. Эта его роль зарождается и развивается на самой глубинной основе конструктивности субстанции капитала, которая импуль- сируется синхронизацией разрешения объективного сложно структурированного основного противоречия между составными этой субстанции с разрешением про- тиворечий взаимодействия субъективных структур ка- питала. Эта конструктивность опосредствуется развер- тыванием внутренних и внешних свойств капитала и их реализации за счет работы механизмов, присущих каж- дому из этих свойств. Многовековое протекание этого

конструктивного процесса с циклическим чередовани- ем его интенсивности и воспроизводило капитал как растущий по мощности системопреобразующий авто- катализатор. Степень его мощности и влияния на эконо- мику и социум возрастают при смене технологических укладов на все более динамичные, гибкие и производи- тельные и особенно — при переходе доминирования от промышленного капитала к финансовому как самому мощному современному автокатализатору.

Рассмотрение только самых основных свойств капитала покажет, насколько сложнее и противоречи- вее субстанция капитала в целом по сравнению с ее низшей составляющей — стоимостью и насколько многообразнее функции капитала по сравнению с функциями стоимости.

Первое свойство капитала — многоликость, по- листруктурность, адаптивность и динамизм самораз- вития капитала.

Многоликость капитала порождается различной социально-экономической направленностью его приме- нения, различием форм собственности, ведущих факто- ров и масштабов применения, различием динамики и содержания его внутренних и внешних процессов. Так, в различных классификациях капитала выделено более десяти его форм. Но почему-то ни в одной из них не нашлось места для предпринимательской его формы, характерной для малого и среднего бизнеса. В зависи- мости от форм собственности он делится на частный, корпоративный и государственный капитал. Наиболее широкая многоликость характерна для мирового финан- сового капитала и локальных его компонентов.

Полиструктурность каждого локального капита- ла представляет собой целостный комплекс динамичес- ки взаимодействующих друг с другом его структур — технологических, различных видов оборудования, энергетических, финансовых, оперативной обработки информации, сети инфраструктурной коммутативно- коммерческой взаимосвязи с различными производ- ственными, финансовыми и другими рыночными структурами, персонального состава, выполняющего для каждой разновидности капитала специфические функции. Радикально различается структура производительного и спекулятивного финансового капитала и различных локальных его компонентов, функционирующих в производственном или финансо- вом секторах мировой и локальных экономик. Но эти различия сглаживаются на финансовых рынках, опосредстующих их взаимопревращение друг в дру- га.

Адаптивность состоит в способности капитала вообще и мирового финансового капитала в особен- ности к самосохранению, самовыживанию и самораз- витию даже при крайне неблагоприятных условиях мирового кризиса. Не выживают и отмирают лишь са- мые неэффективные его компоненты. Но они замеща- ются наиболее эффективными, способствующими са-

мообновлению и повышению адаптивности финансо- вого капитала в обеих его формах. Адаптивность капи- тала особенно ярко проявилась после развала СССР и социализма советского типа. Но, к сожалению, он воз- родился как преимущественно рентный его тип, пока еще почти не способствующий радикальной перестрой- ке отсталой унаследованной технологической базы и в существенной мере имеющий спекулятивно-коррупци- онный характер плотного взаимодействия с госструк- турами. Российский капитал адаптивнее украинского, так как он сильнее связан с функционированием ми- рового финансового капитала, накопил большие фи- нансовые ресурсы за счет массовой реализации нефти и газа и власть менее больна популизмом. Его чрез- мерный характер в Украине уже привел к прямому проеданию экономики и началу ее деградации. Дина- мичность финансового капитала скачкообразно возрос- ла с внедрением Интернета в мировые коммерческие взаимосвязи. Особенно большой скачок произошел в ускорении оборота спекулятивной его части, что пре- вратило финансовый сектор мировой экономики в наи- более прибыльный и ускоренно возрастающий. Его удельный вес уже более, чем в два раза превышает производственный, что все быстрее превращает миро- вую экономику преимущественно в спекулятивную, вносящую растущий хаос в спонтанную координацию взаимодействия ее структур всех трех уровней. Этот хаос достиг критического уровня и стал одним из им- пульсов мирового кризиса.

Из ветвистости первого свойства капитала, по- рожденного как и все другие его свойства разверты- ванием и разрешением противоречий его субстанции, вытекает такая закономерность: чем выше и гибче многоликость, полиструктурность, адаптивность и динамичность каждого локального, национального и транснационального компонента мирового финансо- вого капитала, тем устойчивее, эффективнее и дли- тельнее его функционирование и выше степень спо- собности к самосохранению и саморазвитию.

Второе раздвоенное свойство капитала — взаи- модействие внутренне присущих ему детекторной (поисковой) и селекторной тенденций. Это свойство проявляется в разделении этой двойственной функ- циональной его роли в экономике на поисковую — что, как и сколько производить каждому локальному производительному капиталу или как выбрать наибо- лее прибыльные операции субъектам спекулятивного финансового капитала при данных рыночных усло- виях и селекторную — объективной проверки степе- ни эффективности включения каждого конкретного капитала в спонтанную координацию взаимодействия микро-, макро- и мегаструктур производства, финан- сов и потребления мировой и локальных экономик.

В наиболее полной и явной мере оба взаимодей- ствующих свойства присущи мировому производитель- ному финансовому капиталу и его локальным компо-

нентам-корпорациям. Мегаструктуры этого капитала и глобализованной экономики на линейной стадии каждо- го цикла объективно и спонтанно-самоорганизационно выполняют управляющую селективную роль по отно- шению к микроструктурным своим компонентам и со- ответствующим микроструктурам экономик каждой стра- ны, включенным в международное разделение труда и товарно-денежного обмена его результатами. Корпора- ции же на основе обработки всего массива информации о конъюнктуре мировых рынков и учета своих техноло- гических и ресурсных возможностей ведут активный поиск и организуют работу по включению своей про- дукции и услуг в мировой товарно-денежный оборот.

Их подчиненная роль конструктивна, так как не просто воспроизводит, но и обновляет эволюционно динами- ческую мегаструтурированность мирового финансово- го капитала и глобализованной экономики поставками на мировой рынок инновационных товаров. В этих вза- имодействующих процессах происходит спонтанный се- лективный отбор и включение в мегаструктуры миро- вой экономики тех фирм, параметры, технология и това- ры которых в наибольшей мере соответствуют спонтан- ной координации в данный момент мегаструктур произ- водства, финансов и потребления и отсеивают самые неэффективные корпорации. Когда же происходит фазо- вый переход развития мировой экономики на кризис- ную стадию, ведущая роль переходит от ее мегаструк- тур к микроструктурам национальных экономик, так как спонтанная координация взаимодействия этих мегаструк- тур в существенной мере разрушается скачкообразно возросшим хаосом. Выдержавшие удары кризиса и наи- более эффективные корпорации своими активными по- исковыми действиями и поставками обновленной струк- туры своих товаров постепенно не только восстанавли- вают, но и радикально обновляют спонтанную коорди- нацию взаимодействия мега- и микроструктур мировой экономики, а с лагом — и координацию взаимодействия микро- и макроструктур локальных экономик, которые уже на обновленной основе восстанавливают свою спе- циализацию в международном разделении труда. Актив- ную роль в этом процессе играет и спекулятивный фи- нансовый капитал, который скупает акции таких успеш- ных корпораций, увеличивая их финансовые ресурсы.

Роль государственных и международных регуляторов в процессе выхода из кризиса сводится к различным ме- рам создания наиболее благоприятного экономического климата для таких фирм-новаторов и их внутристрано- вых смежников и в предотвращении разрушения миро- вой финансовой системы и ее локальных компонентов.

Понимание содержания этих процессов властями и ру- ководящими субъектами экспортных, импортных кор- пораций и активными субъектами спекулятивного ис- пользования финансовых ресурсов в какой-то мере мо- жет способствовать более осознанному составлению алгоритма наиболее эффективных их действий на миро- вых и национальных рынках.

В этих рассмотренных в общем плане процессах реализации детекторно-селекторных свойств мирово- го финансового капитала взаимодействуют и дискрет- но взаимопревращаются из спекулятивной в произво- дительную форму и обратно финансовые ресурсы ми- рового финансового капитала. Поэтому их деление на эти формы относительно, динамично, текуче и зависит в каждый данный момент от выполняемых этими сред- ствами функций производительного или спекулятивно- го характера. В таком конкурентном взаимодействии и взаимопереходе друг в друга производительной и спекулятивной форм мирового финансового капитала доминирует все более и более прибыльная спекулятив- ная его форма. В условиях чрезмерно либерализован- ной мировой экономической политики, допускающей почти полную свободу спекулятивных действий финан- сового капитала эта форма его оборота стала своеоб- разным более сильным, чем производительная его фор- ма аттрактором (притягивателем) перетекания все боль- шей части мировых и национальных финансовых ре- сурсов из производственного сектора мировой эконо- мики в финансовый. Самодостаточный, ускоренно ра- стущий за счет все большего размаха спекулятивных операций на мировых и национальных рынках и еще более усиливший свою доминирующую роль за счет скупки большей части резко упавшим в цене акций и других ценных бумаг. Обильное рефинансирование и рекапитализация погрязших в спекуляциях банков во имя спасения от краха мировой и локальных финансо- вых систем не только не затормозили процесс уско- ренного превращения мировой и локальных экономик в спекулятивные, но и еще более ускорили его. Пред- принятые же Двадцаткой и другими международными организациями меры по ослаблению такой спекулятив- ной тенденции их развития носят скорее тактический, но не стратегический характер.

Третье свойство финансового капитала — инно- вационное, системоразвивающее его воздействие на глобальные процессы радикальной перестройки тех- нологического уклада, структур производства, субъективного своего состава, мировой и нацио- нальных экономик и рынков.

Одно из самых существенных проявлений инно- вационности мирового производительного финансового капитала и его локальных компонентов в производствен- ном секторе мировой и национальных экономик со- стоит в том, что он сыграл решающую роль в переходе их к информационному технологическому укладу, от- крывшему широчайшие возможности для ускоренно- го обновления и самой технологии, и продукции, и услуг бытового и особенно производственного характера.

Главная движущая сила этого процесса — сформиро- ванный этим капиталом и системой образования высо- коквалифицированный творческий конкретный труд новаторской части персонала основных подразделений корпораций локального и транснационального масш-

таба. Именно такого рода конкретный труд создает ус- коренно растущую по удельному весу инновационную составную стоимости товаров, соответственно умень- шается удельный вес другой составной этой общей сто- имости, которая создается абстрактным трудом и дру- гими издержками производства. Но из потенциальной в реальную эта инновационная составляющая стоимо- сти товаров и соответственно в избыточную прибавоч- ную стоимость и добавочную прибыль превращается только в результате их реализации за счет устойчиво высокого спроса на инновационную продукцию и ус- луги бытового и производственного назначения. По- этому она создается и в производстве, и в обращении.

На бытовые инновационные товары такой высокий спрос порождается природным стремлением людей к новизне и престижности в потреблении и реально обес- печивается высоким уровнем доходов большинства на- селения развитых стран, дешевизной и льготностью по- требительского кредитования. На новую технологию — стремлением субъектов корпоративного капитала к максимизации прибыли и капитализации акций за счет внедрения новейших ее образцов. Такая инновацион- ность присуща и транснациональным производитель- ным корпорациям, сыгравшим существенную роль в ускорении перемещения многих видов производства и информационной технологии в страны ЮВА с благо- приятным инвестиционным климатом и дешевой рабо- чей силой, что способствовало превращению их в глав- ные центры экспорта.

Решающую и самую активную роль в реализа- ции этого рассмотренного и других инновационных свойств мирового производительного финансового капитала и в превращении его в самый мощный авто- катализатор инноваций не только в производственном и финансовом секторах мировой экономики, но и в других социальных сферах играет радикальное обнов- ление им своей субъективной структуры.

Субъективный состав локальных производитель- ных и спекулятивных финансовых капиталов делится в крупном плане на обычный и руководящий персонал.

В изменении качества субъективной структуры обеих форм капитала за последнее столетие произошел по- настоящему взрывной скачок. Удельный вес квалифи- цированного труда в производственном секторе высо- коразвитых стран вырос с 5% до более, чем половины состава наемных работников, в финансовом секторе неквалифицированный труд применяется только на под- собных работах. Многократно выросли удельный вес и количество менеджерского состава и других работ- ников основных подразделений корпораций, где требу- ется не просто высококвалифицированный, но и нова- торский труд. Но, к сожалению, многократно быстрее множится численность талантливых спекулянтов фи- нансового сектора, способных на риск. В тысячу раз выросло число ученых, занятых фундаментальными, прикладными исследованиями и изобретательством

преимущественно в структурах НИОКР.

Инновационное свойство мирового финансово- го капитала и его локальных компонентов особенно ярко проявилось в превращении всех разновиднос- тей рынков в инфраструктуру разрешения внутренних противоречий их субстанции и в сферу реализации прибыльного самовозрастания их стоимости.

Феноменологически это проявилось в нескольких смыслах. Во-первых, во включении растущего мно- жества локальных рынков в структуру мирового гло- бализованного рынка с целым рядом его разнообраз- ных форм, классифицируемых по различным критери- ям, и в ускоренном их превращении в компоненты при- быльного функционирования мирового финансового капитала в обеим его формаx. Во-вторых, все эти рын- ки в течение прошлого столетия и особенно в после- дние несколько десятилетий переросли в инфраструк- туру течения дискретно взаимопревращающихся друг в друга встречных его потоков товарно-финансовой стоимостной плазмы обращения финансового капита- ла, которая превратилась в финансово-товарную плаз- му с интенсивным возрастанием удельного веса фи- нансовых структур ее течения. Оно разделено на три также дискретно превращаемых друг в друга потока

— денежно-валютный, ценных бумаг и деривативов.

Двум последним присущ особенно быстрый оборот и ускоренный рост массы спекулятивной части мирово- го финансового капитала, более прибыльной, чем про- изводственная его часть. В-третьих, произошел скачок интенсивности доминирующего воздействия финансо- вых рынков на вещно-энергетические и информацион- ные рынки. Такое доминирование финансовых рынков, с одной стороны, способствует ускоренной капитали- зации акций производительных корпораций, принося им дополнительные финансовые средства и усиливая их возможности во внедрении нанотехнологии с ее скач- кообразным сокращением энерго- и материалоемкос- ти выпускаемой продукции. Но, с другой стороны, лег- ко получаемые от капитализации акций финансовые средства при постоянном и особенно растущем спро- се на эволюционно обновляемые товары корпораций не стимулируют долгосрочные инвестиции, способ- ствующие перерастанию высокоэффективной еще ин- формационной технологии в нанотехнологию. Напро- тив, создают соблазн высокоприбыльного спекулятив- ного использования существенной части этих средств на финансовых рынках. В-четвертых, этот и другие фак- торы высокой прибыльности финансовых рынков, по- рождаемые доминирующей ролью спекулятивного финансового капитала, превратили их в ведущую силу, которая мощно импульсирует перетекание растущей доли мировых финансовых средств из производствен- ного сектора мировой экономики в финансовый. На- растающая сила этой тенденции особенно опасна тем, что превращает с ускорением глобализованную эконо- мику из производительной в спекулятивную, пронизан-

ную растущим хаосом.

В сущностном смысле капитал так системопре- образует докапиталистический рынок, что он изменя- ется в самый существенный фактор превращения по- тенциально раздвоенной субстанции капитала в реаль- ное взаимодействие ее составных — стоимости и са- мовозрастающей стоимости, т.е. рынок становится од- ной из самых существенных сфер самовоспроизвод- ства капитала и его субстанции. Системопреобразую- щая инновационность финансового капитала, опосред- ствованная функционированием множества образуе- мых им рынков как компонентов мирового рынка, состоит в том, что вся эта сложнейшая полиструктур- ная и многофункциональная мировая рыночная сис- тема играет все более решающую роль в самовосп- роизводстве и растущем обособлении субстанций производительного и спекулятивного мирового фи- нансового капитала.

Капиталу вообще и финансовому капиталу в осо- бенности присущи все свойства интенсивно функцио- нирующей современной социальной диссипативной (рассеивающей) структуры, которая выполняет еще и роль автокатализатора собственного системоразвития, развития глобализации мировой экономики, ее компо- нентов — локальных экономик и ускорения радикаль- ного преобразования их технологических укладов и социальных систем. В этом проявляется четвертое раз- ветвленное свойство капитала, получившее наиболее полное и разносторонне развитие в мировом финансо- вом капитале как самой современной его форме.

Диссипативная структура мирового финансово- го капитала представляет собой открытую, автокатали- тически взаимодействующую с основными структу- рами мировой экономики и социальной среды и цик- лически функционирующую, социальную систему наи- высшего уровня сложности и интенсивности ее воз- действия на системопреобразование и развитие и сво- ей структуры, и функций, и социальной среды каждой страны и всего мирового сообщества. Действие ее системопреобразующей роли, включившее за после- днее столетие ряд промежуточных и два мировых кри- зиса, наиболее полно проявилось в высокоразвитых странах, где достигнут самый высокий уровень разви- тия информационной технологии, насыщенности и раз- носторонности бытового и производственного метабо- лизма и стандартов человеческого развития. Однако за последние десятилетия произошло такое чрезмерно ускоренное развитие фиансового сектора мировой эко- номики, которое интенсивно усилило деконструктив- ную составляющую спекулятивного финансового ка- питала, превратившего этот сектор в самодостаточный и более высокоприбыльный, чем производственный. Такое чрезмерное ускорение его развития и все боль- шее доминирование спекулятивных операций все ин- тенсивнее разрушало спонтанную межсекторную ко- ординацию его взаимодействия с производственным

сектором. Достигнув критического уровня, этот раз- рушительный процесс стал одним из глобальных фак- торов современного начала финансового мирового кризиса. Вторым глобальным фактором, подтолкнув- шим перерастание этого кризиса в финансово-эконо- мический, стало критическое нарушение нарастающим хаосом финансовой сферы спонтанной межструктур- ной координации взаимодействия мега- и микрострук- тур мировой экономики, потеря мегаструктурами сво- ей стоимостно-ценовой управляющей роли. Эта роль на большую часть кризисного времени перешла к мик- роструктурам локальных экономик, играющим реша- ющую роль не просто в восстановлении взаимодей- ствия межсекторной и межструктурной координации функционирования мировой экономики, но и в ради- кальном обновлении этих двух родов глобальной ко- ординации ее саморазвития. Здесь следует подчеркнуть, что нарушение этих двух родов ее координации — лишь проявление развертывания на уровне мировой эконо- мики сложной фундаментальной причины современ- ного мирового кризиса, рассмотренной в двух после- дних моих статьях.

Системоразвивающая роль диссипативной струк- туры мирового финансового капитала осуществляется на основе работы очень сложного, присущего ему ме- ханизма регулирования автоколебательного его функ- ционирования. Для лучшего понимания работы этого механизма образно представим его как механизм фун- кционирования своеобразной экономической централь- ной нервной системы финансового капитала, состоя- щей из экономического мегамозга и инфраструктуры, передающей сигналы прямой и обратной связи, иду- щие от взаимодействующих структур мирового про- изводства, финансов и потребления. Смоделируем в упрощенно-образном виде работу этого сложного ме- ханизма. Но подробно только главной его составляю- щей — механизма работы экономического мегамозга мирового финансового капитала. При абстрагировании от системы сложных механизмов инфраструктуры пе- редачи и исполнения сигналов его прямой и обратной связи, которая включает координацию работы институ- циональных, хозяйственных, правовых, государствен- но-регуляторных, международных режимных процес- сов и других механизмов.

Главные микрокомпоненты мирового финансово- го капитала-корпорации формируют в каждый опреде- ленный период времени крупные и мелкие мегаструк- туры глобализованной экономики с присущими им в данной период относительно долгоживущими управ- ляющими параметрами. Эта их управляющая роль спон- танно осуществляется через активную работу мегамозга финансового капитала, представляющего собой струк- турно-распределенную по основным его функциям систему такого спонтанного регулирования координа- ции взаимодействия крупнейших структур и секторов мировой экономики, что она диктует специализацию

производственной и рыночной деятельности каждому микрокомпоненту мирового финансового капитала. В этом смысле он в какой-то мере подобен человеческо- му мозгу, также представляющему собой распределен- ную систему по специализации функций его отделов, самоорганизующих и работу внутренних органов че- ловека, и его действия, зависящие от сигналов внеш- ней среды. Но в коренном отличии от человеческого его функции спонтанно-саморегуляторной межсектор- ной и межструктурой координации взаимодействия мега- и микроструктур мировой экономики осуществ- ляются не через физико-химические взаимосвязи ней- ронов, а через креативную работу древнейшей устой- чиво воспроизводимой тысячелетиями стоимостной составной его субстанции и через порождаемые ею мириады автоколебательно работающих ценовых ме- ханизмов-нейронов, опосредствующих все без исклю- чения товарно-денежные операции на мировых рын- ках. Динамика конъюнктуры этих рынков, решающим образом зависящая от степени межсекторной и меж- структурной координации взаимодействия структур всех уровней мировой экономики, спонтанно диктует микрокомпонентам мирового финансового капитала- корпорациям специализацию их работы, обеспечиваю- щую максимизацию их прибыли и капитализации ак- ций. В производственном секторе — по производству и поставкам на рынки определенных товаров и услуг, в финансовом — по степени участия в различных спе- кулятивных операциях. Товарно-денежные операции в этих секторах однородны по своей стоимостной осно- ве и процессу самовозрастания стоимости локальных капиталов, но чрезвычайно разнообразны по конкрет- ным механизмам специализации работы корпораций.

Однако по мере усиления доминирования финан- сового сектора и его рынков, спекулятивные операции, на которых основаны на рефлексивном, в различной мере оторванном от стоимости ценообразовании, в работе механизма мегамозга накапливается все больше изъя- нов. Главный из них — увеличивающийся отрыв спе- кулятивных цен от реальной стоимости, подавляющий регуляторную функцию мегамозга. Господство этих цен в финансовом секторе мировой экономики наносит ей двойной вред. Подобно вампиру этот сектор всасывает в свои структуры растущую часть доходов реального сектора и превращает их в спекулятивные, приносящие большие прибыли. Производя же огромную с ускоре- нием растущую массу фиктивно-виртуальных финансо- вых средств, быстро перетекающих в наиболее прибыль- ные структуры мировой экономики и образующие в ве- дущих из них финансовые пузыри, он решающим обра- зом подводит региональные и мировую экономики к ре- цессиям, финансовым кризисам, так расшатавшим за последние десятилетия мировую экономику, что разра- зился мировой финансово-экономический кризис. В Украине этот «вампир» еще более многообразен и втя- нул ее экономику в самый глубокий кризис. Наиболее